?

Log in

No account? Create an account

История Владимирского централа


 вычитала тут недавно 


Владимирский централ (тюрьма № 2 УФСИН Владимирской области) — одна из старейших российских тюрьм, пережившая многие периоды в своей 225-летней истории.
С XV века город Владимир становится местом для ссыльнопоселенцев. Сюда правительство отправляло в ссылку неугодных ему людей. Уже в 1489 г. по приказу царя Ивана III во Владимир из Новгорода было переселено 17 семей торговых людей. С XVI века здесь был проложен этапный путь из Москвы в Сибирь для отправки осуждённых на каторгу пешим порядком. Эту дорогу скорби и печали назвали "Владимирка".
Царская тюрьма

Тюрьма была построена по указу императрицы Екатерины II в 1783 году (5 апреля). Тогда на окраине города Владимира был открыт дом "для арестантов, обличенных в краже, грабеже и мошенничестве". По тюремному уставу императрицы надзирателям и смотрительницам рекомендовалось наблюдать за заключенными "крепко и неослабно во всякое время", но обходиться с ними "человеколюбиво".
Николай I, побывавший проездом во Владимире позднее, с удручением отметил, что тюрьма находятся в большом упадке. Благоустройством занялась арестантская рота, созданная по его указанию. Она же возвела и первый каменный тюремный корпус. В 1864 году его заселили польские повстанцы.
При Александре II отстроили еще один корпус – для политзаключенных.
Каторжный централ

Централы – центральные тюрьмы – появились в России после революции 1905 года. Они отличались свирепым внутренним распорядком и особой укрепленностью.
Первый в России централ был учрежден именно во Владимире в 1906 году. Содержались в нем в основном политические заключенные – террористы и революционеры, в том числе легендарный советский командарм Михаил Фрунзе, осужденный по уголовной статье к смертной казни.

После февральской революции одним из первых шагов Временного правительства было объявление 1 марта 1917 года амнистии заключенных. Из централа разом выпустили всех политических. На 1 марта 1917 года общая численность заключенных составила 41 509 человек, к 1 сентября 1917 года в 14 тюрьмах Владимирской губернии отбывало срок 329 заключенных.
Положение заключенных было тяжелым, отсутствие работы и нехватка продовольствия в период революционных потрясений часто в местах заключения вызывали бунты и погромы. 11 ноября 1917 года содержавшиеся во Владимирской каторжной тюрьме уголовные преступники сделали попытку устроить массовый побег.
"Благодаря целому ряду благоприятных для них обстоятельств им удалось обезоружить администрацию тюрьмы, завладеть ключами и открыть ворота. Караульный начальник старший унтер-офицер 82 пехотного запасного полка Адольф Семашко проявил большое хладнокровие и распорядительность. Подвергаясь со стороны арестантов насилиям, он добрался до ворот, вызвал караул в ружье и приказал открыть огонь по выбежавшим из ворот арестантам, после чего многие из бегущих возвратились обратно в тюрьму. Несмотря на небольшое количество людей, бывших в распоряжении Адольфа Семашко, он ими окружил тюрьму с внешней стороны и не допустил дальнейшего побега"
Советский политизолятор

Пришедшие к власти большевики пообещали ликвидировать все тюрьмы – проклятое наследие царизма. Было принято решение о закрытии Владимирского централа. 17 октября 1917 года состоялось общее собрание Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, где постановили: "ввиду того, что временно-каторжная тюрьма поглощает значительные расходы, принять меры к упразднению временно-каторжной тюрьмы и к увольнению всего личного персонала."

Но очень скоро выяснилось, что у советской власти тоже есть враги. В начале 1921 года та часть тюрьмы, что до революции служила каторжным централом, была превращена в губернский «политизолятор с трудовым отделением». Камеры стали заполнять белогвардейцы, помещики, священники, а также те, кто еще недавно принимал самое деятельное участие в борьбе с царизмом.

Сохранился список заключённых, переданный из тюрьмы в московский "Красный крест". Из 67 фамилий списка 5 эсеров, 1 анархист, 2 беспартийных, а все остальные – социал-демократы меньшевики, в недавнем прошлом ближайшие союзники большевиков. Одним из них был Г.М. Полежаев, который уже сидел во Владимирском централе при царском режиме.

Карательный отдел губисполкома занялся перевоспитанием арестантов с помощью принудительных работ и культурно-массовых развлечений. Политические трудились в канцелярии, остальные – на земляных и строительных работах.

С открытием Суздальского политизолятора большая часть политзаключенных была отправлена туда, а сама Владимирская тюрьма в конце 20-х годов становится особой тюрьмой госбезопасности.
Особая тюрьма госбезопасности
Владимирский централ. Тюремный коридор

В 1929 году централ стал особой тюрьмой госбезопасности – одной из шести существовавших в то время в СССР. До сих пор этот довоенный период остается "белым пятном" в истории тюрьмы. В 1941-м при подготовке к эвакуации (а она так и не состоялась) сотрудники уничтожили практически все архивные документы. Достоверно же можно говорить лишь о резком увеличении численности заключенных (до 2500 человек), из-за чего пришлось строить 3-й корпус.
Из известных людей в те годы сидел вожак комсомола Ефим Цетлин; отец Юлиана Семенова Семен Ляндрес, проходивший по делу Бухарина, второй секретарь ЦК компартии Узбекистана Сулейман Азимов и Жан Дуппор, который из начальника Владимирской тюрьмы превратился в её узника.
Одним из самых знаменитых заключённых централа по праву считается граф Василий Шульгин – монархист, бывший заместитель председателя Государственной думы, принимавший отречение от престола Николая II, идеолог Белого движения. В 1944 году его похитили в Югославии и переправили в СССР. За антисоветскую деятельность ему дали 25 лет, но он отсидел десять.

Послевоенные годы, как известно, были отмечены новой волной арестов, в камерах оказались представители интеллигенции, бывшие фронтовики, врачи, повторно подвергались заключению те, кто уже отбыл свой срок ранее.

В послевоенные годы в тюрьме отбывали заключение "террористки" писательница Галина Серебрякова, певица Лидия Русланова, жена Семена Буденного певица Большого театра Ольга Михайлова, актриса Зоя Федорова.

В конце 40-х годов во Владимирском централе в одной камере сошлись поэт и философ-мистик Даниил Андреев, биолог Василий Парин, историк Лев Раков. Итогом их совместного тюремного творчества стала пародийная энциклопеция жизнеописания вымышленных деятелей "Новый Плутарх".
Даниил Андреев во Владимирском централе написал свою знаменитую "Розу мира", его рукописи сохранил и передал жене заместитель начальника тюрьмы Давыд Иванович Крот.
В своей камере над изготовлением радиостанции работал Георгий Угер (конструктор самолета «У-2»). Его чертежи и записи по секретной почте переправляли в Москву.
Тюрьма для военнопленных

В конце 1945-го централ становится тюрьмой для военнопленных. Больше всего было немцев. Со временем офицеров чинами пониже перевели в лагеря, в тюрьме остались только старшие чины – фельдмаршал Паулюс, комендант Берлина Гельмут Вейдлинг, фельдмаршал, командующий группы армий "Центр" Фердинанд Шёрнер, начальник личной охраны Гитлера Ганс Раттенхубер, Фельдмаршал Эвальд фон Клейст, руководитель разведки Пикенброк.

В централе находились 25 японских генералов. Почти все японские военнопленные скончались во Владимире и были похоронены в общей могиле. Сейчас их соотечественники поставили на ней памятник.
После войны с Западной Украины было много бандеровцев. Со всеми усиленно работали сотрудники МГБ. Тех, кто отрекался от своих убеждений, постепенно выпускали, но большинство соратников Степана Бандеры предпочли умереть в заключении.
Сверхсекретные заключенные

В 1952 году в одиночках разместили 32 "номерных" заключенных. Сам факт их пребывания в тюрьме держался в секрете.

В числе этих "номерных" были брат наркома Константин Орджоникидзе, сестра жены Сталина Анна Реденс и свояченица Евгения Аллилуева, бывший обер-бургомистр Смоленска Борис Меньшагин.
14 "номерных" заключенных – это министры буржуазных правительств Литвы, Латвии и Эстонии и их жены, которых арестовали в начале войны, а судили только в 1952 году.
Тюрьма в период "оттепели"

В 1953 году тюрьма перешла из КГБ в ведение МВД, началась реабилитация репрессированных. В 1956 году в тюрьме работала специальная комиссия, которая пересматривала дела и многих тут же освобождала. Тысячи людей были признаны невиновными, других просто освобождали с зачетом отбытого срока.

Хрущевская "оттепель" не означала отказа от репрессий, как средства внутриполитической борьбы, но государство устраняло перебор в своих действиях.

Появились и новые "громкие" заключенные.
Сына Сталина Василия привезли сюда в 1955-м под именем Василия Павловича Васильева.
"За период пребывания в местах заключения В.И. Сталин не исправился, ведет себя вызывающе, злобно, требует для себя особых привилегий, которыми он пользовался при жизни отца..."
В 1958–1968 годах в централе сидел бывший заместитель начальника Первого (разведывательного) главного управления МГБ СССР Павел Анатольевич Судоплатов. Поместили его в одиночку в корпусе, где он когда-то сам беседовал с немецкими генералами. Здесь Судоплатов встретил своих коллег по НКВД–МВД – Эйтингона, Мамулова, Шариа, Людвигова – и тех, кого ему довелось допрашивать, – министра иностранных дел Латвии и председателя Лиги наций Вильгельма Мунтерса, связных бандеровского подполья Марию Дидык и Дарью Гусяк.

В 1958 году в тюрьме оказался Револьт Иванович Пименов, один из тех, кого позже назовут диссидентами. Молодой чрезвычайно одаренный математик Пименов, находясь в заключении, имел разрешение на получение по межбиблиотечному абонементу книг из библиотеки Академии наук. В тюрьме им была подготовлена к защите кандидатская диссертация. В 90-е годы он был избран депутатом Верховного Совета РСФСР, принимал участие в подготовке текста ее новой Конституции.

Международная легенда централа – американский летчик-шпион Гарри Пауэрс. Его самолет был сбит советской ракетой ПВО под Свердловском 1 мая 1960 года. В главную политическую тюрьму страны пилота привезли сразу же после суда – в сентябре 1960 года. По заключению врачей, он находился тогда на грани психического срыва. Пауэрс пробыл в централе до февраля 1962 года, пока его не обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля.
Тюрьма для диссидентов

В 1966 году во Владимире прошел политический процесс, запомнившийся многим: судили Юлия Даниэля и Андрея Синявского, судили не за действия, направленные против Советской власти, судили за несогласие. Диссидентское движение стало одной из примечательных черт всей эпохи конца 60-х – 80-х годов.

Во Владимирскую тюрьму начали попадать известные диссиденты и правозащитники: Владимир Буковский (в 1976 году его обменяли на генерального секретаря компартии Чили Луиса Корвалана), Кронид Любарский, Виктор Некипелов, Натан Щаранский, Анатолий Марченко, Иосиф Бегун и другие.
В централе отбывали заключение и члены Всероссийского социал-христианского союза Леонид Бородин, Игорь Огурцов, Михаил Садо, собиравшиеся свергнуть тоталитарный режим.

Перед Олимпиадой-80 принимается решение перевести политзаключенных вглубь страны. 8 октября 1978 года большинство политзаключенных перевезли в Чистопольскую тюрьму.
Воры в законе
Владимирский централ. Коридор

С 50-х годов во Владимирскую тюрьму стали определять и лидеров уголовного мира: МВД наконец-таки оставило надежду их "перековать". За четыре десятилетия через централ прошли свыше семисот воров в законе, из которых две трети - кавказцы. Здесь провели свои лучшие блатные годы патриарх уголовного мира Василий Бабушкин (Бриллиант), Александр Захаров (Шурик Захар), Гена Корьков (Монгол) и т.д.

После освобождения тюрьмы от политзаключенных, во время "зачистки" страны перед Олимпиадой-80 во Владимирский Централ перевели уголовников, среди которых было двадцать шесть (!) воров в законе. В результате начавшихся внутренних разборок настоящими "законниками" признали лишь двоих.
Современная ситуация

Сейчас в централе содержатся полторы тысячи особо опасных преступников – члены ОПГ, киллеры, "лифтеры", маньяки, насильники, пресловутые воры в законе. Многие из них имеют не одну судимость; 15 процентов осуждены на 25 лет. Словом, контингент серьёзный. Кроме того, на территории тюрьмы находятся следственный изолятор и больница, где лежат туберкулезники, психически нездоровые, больные СПИДом.
В тюрьме находится порядка 50 категорий заключённых. По разным причинам одних нельзя содержать с другими, и во избежание конфликтов все это надо учитывать.

В 1996 году на территории тюрьмы создан музей, материалы для которого предоставлены Владимиро-Суздальским музеем-заповедником.

Comments